Компания
Социальная сфера
Карьера
Пресс-центр
Контактная информация
Для партнеров
Для сотрудников
Опыт реконструкции работы шахтеров
15.11.2018 12:41

О способах работы древнего горняка мы можем судить не только по форме шахт и найденных в них орудий труда, но и по тем следам, которые оставили эти орудия па мягкой поверхности мела. Как правило, вертикальные стенки шахт не сохранили каких-либо следов от ударов орудий (что характерно и для других шахт Западной Европы).

По всей вероятности, они были затерты шахтерами в процессе спуска и подъема груза и самих людей на поверхность, а также размыты водами, стекавшими по стенкам стволов. Однако когда шахта сразу засыпалась выбросами из соседней, следы сохранялись хорошо.

Многочисленные следы от ударов горняцких инструментов наблюдались в нижней части шахт, на стенах подбоев, штреков и в особенности камер. Часто они были столь отчетливы, что передавали и форму лезвия применяемого орудия, и малейшие неровности на нем. В последнем случае внутри углублений (негативов) выступали тончайшие продольные штрихи. Наилучшая сохранность следов именно в подбоях, штреках и нижней части шахты вполне объяснима. По-видимому, шахтеры сразу засыпали их, стремясь облегчить и обезопасить работу.

По форме все следы можно разделить на три группы

Первый вид следов представляют короткие или более длинные (до 13 см) слабые углубления вогнутой формы, идущие вертикально. Обычно внутри них, в свою очередь, проступают весьма отчетливо тончайшие параллельные продольные штрихи, образовавшиеся от малейших выступов на орудиях; они, как правило, размещаются вертикально вдоль ствола шахты.

Не наблюдалось ни одного случая, когда бы следы шли горизонтально. И это совершенно попятно, так как сила удара инструмента сверху вниз была значительно большей. Нередко следы от кайла выступают преимущественно в нижних довольно сильно зауженных частях ствола шахт, размещаясь здесь группами, часто под углом друг к другу, создавая видимость елочного узора. Очевидно, из-за небольшого диаметра шахты шахтеру приходилось не раз менять направление ударов, поворачиваясь вокруг собственной оси.

Особенно выразительными оказались следы в шахте-мастерской 56 и шахте 6 раскопа I. В шахте 56 они располагались под полом мастерской, в шахте 6 — в нижней округлой части, где диаметр ее был равен всего лишь 80 см. Следы кайла шли вертикально с небольшим наклоном. Подобная форма следов встречается и на стенах подбоев и штреков, в особенности при входе в них, а также на стенах и потолке камер, где они особенно хорошо сохранились.

Так, исключительно яркие негативы от кайла были в камерах 139 и 13а. В последней, несмотря на слабый свет, можно было рассмотреть, что они покрывают сплошь стены и потолок камеры. Очень близкое расположение и глубина следа свидетельствуют о том, что мел, в котором пробивал камеру горняк, был плотным и вязким, и потому работа шахтера была очень трудной.

Форма длинных вогнутых полос указывает на применение роговых мотыг округлого сечения, которые встречались в шахтах в большом количестве. Удары, произведенные точной копией таких роговых инструментов на стенах опытных шахт, полностью совпали со следами в шахтах. Длина следа до 13 см говорит о значительной силе шахтера, поскольку роговой инструмент вонзался в вязкую меловую толщу на такое расстояние.

Помимо стволов шахт, потолков и штреков, следы кайла встречаются нередко и в зауженной части подбоев, располагаясь здесь нередко лучеобразно, будучи направленными к одному центру — месту, где залегала конкреция. В отдельных случаях от нее осталось лишь гнездо.

Источник: http://vulcan-neon-vhod.top

 

©2008-2019 ОАО «УК «Шахта «КЗ №1»

Эл.почта: yurykzn@yandex.ru